Небольшая заметка об истории харьковской милиции

Как известно, мы с вами живем в городе, о прошлом которого можно говорить бесконечно. Богатство и разнообразие тем для исследований просто потрясает воображение. Возьмем, к примеру, историю работы харьковских правоохранительных органов.

До 1917 года — это десятки фондов и тысячи дел, хранящихся в Государственном архиве Харьковской области (ГАХО). Из них мы можем узнать о различных происшествиях, 

борьбе и поимке особо опасных преступников.

Немалое количество всевозможных книг, с которыми можно ознакомится как в библиотеках, так и в открытом доступе в интернете. Начиная от захватывающих мемуаров легендарного бывшего начальника Харьковской сыскной полиции Виталия Владимировича фон Ланге:

Заканчивая крайне интересной книгой 1914 года «Инструкция чинам полиции по обнаружению и исследованию преступлений»:

Не говоря уже о том, что в каждом номере харьковских газет первой половины ХХ века (выходящих ежедневно) постоянно публиковались материалы, посвященные различным происшествиям.

С изучением истории харьковской милиции в советское время все обстоит намного сложнее. Особенно в первые годы ее существования. Связанно это с тем, что с октября 1917-го по декабрь 1919 года власть в нашем городе достаточно часто менялась. К примеру, после ухода немецких частей из Харькова в результате вооруженного восстания рабочих, совпавшего по времени с наступлением частей Красной армии, в городе была восстановлена советская власть.

Затем исполнительный комитет Харьковского совета рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов издает распоряжение о создании в нашем городе милиции. Инициатива получает одобрение и поддержку со стороны правительства, и 9 февраля 1919 года издается декрет «Об организации милиции». Гласящий:

«В целях охраны революционного порядка и личной безопасности граждан, а также для борьбы с уголовными преступными элементами, являющимися наследием капиталистического строя, Совет народных комиссаров Украинской Социалистической Советской Республики постановляет: организовать на территории республики рабоче-крестьянскую советскую милицию. Народному Комиссариату внутренних дел поручается в кратчайший срок приступить к проведению в жизнь настоящего декрета».

Также данный декрет предусматривал подчинение милиции Народному комиссариату внутренних дел и на местах — отделам управления Советов. Считается, что именно с этого документа начался процесс формирования милиции в Харькове.

А уже 25 июня 1919 года наш город занимает белогвардейская армия А. И. Деникина.

Новая власть создает свои правоохранительные органы. Однако в ходе успешного наступления частей Красной армии 12 декабря 1919 года Харьков освобождают от белогвардейцев.

Формирование милиции снова (несмотря на возвращение части кадров) начинается практически с нуля. К весне 1920 года в нашем городе была возобновлена деятельность 12 милицейских районов, а также сформирован отряд конной милиции и уголовный розыскной отдел. Стоит также отметить, что при этом харьковская милиция активно привлекалась для ликвидации уголовного бандитизма и вооруженных антисоветских формирований, остававшихся на тот момент в губернии.

Так что первое десятилетие существования харьковской милиции действительно крайне интересно.

В ГАХО при желании можно поработать на эту тему, например, со следующими фондами:

  1. Управления Харьковской губернской рабоче-крестьянской милиции и розыска (губмилиция). Хронологические рамки: 1919-1925 годы. Количество единиц хранения (дел) — 503. Среди них можно обнаружить приказы по губернскому и городскому управлениям рабоче-крестьянской милиции, отчеты о работе уездных управлений милиции, а также сведения о борьбе с бандитизмом и дезертирством.
  2. Уездные управления рабоче-крестьянской милиции периода 1919-1923 года. Суммарно в восьми таких фондах находится 1858 дел, содержащих различные декреты, постановления, циркуляры и приказы, доклады о состоянии и деятельности уездных управлений, списки и личные дела сотрудников милиции, материалы уголовных дел и сведения о борьбе с бандитизмом.
  3. 13 фондов управлений районов рабоче-крестьянской милиции периода 1919-1923 года.

Перечислять можно еще бесконечно долго. А если коротко, то за период с 1919-го по 1930 год в архиве нашего города можно поработать примерно с 41 фондом, суммарное количество дел которых составляет 3391 единицу хранения.

В различных харьковских газетах того времени можно также обнаружить немало интересного о деятельности милиции.

Празднованию первого десятилетия милиции и розыска харьковский журнал «Всесвіт» посвятил в 1929 году отдельный номер. На цветной обложке было размещено цветное фото постового возле служебного телефона на улице.

В самом же журнале, помимо описаний празднования и небольшого исторического очерка, можно найти немало интересных фотографий сотрудников харьковской милиции.

Несмотря на то, что в советское время об истории милиции нашего города также писали, при работе с книгой 1961 года издания «Сводный список книг, подлежащих исключению из библиотек и книготорговой сети» не удалось обнаружить там такие прекрасные и важные книги:

  • «Красный страж». Сборник статей, материалов и рассказов о жизни и деятельности милиции и розыска УССР. Сост. Я. Кальницкий. Харьков, Гос. изд., 1926. 227 с. 5 000 экз.
  • «На посту». Юбилейный журнал Харьковской губернской рабоче-крестьянской милиции и Отд. упр. губисполкома. Посвящается пятой годовщине сов. раб.-кр. красной милиции. 1917. 12/XI—1922. Харьков, 1923. 81 с. 3 000 экз.
  • То же. 1924.

В наше время первые годы харьковской милиции также привлекают внимание ученых. Например:

  • Зайцев Б. П., Мигаль Б.К. «Харьковская городская милиция в 1920-х годах»,
  • Сборник архивных материалов (составитель Андрей Парамонов) «История Первоймайской милиции».

Многочисленны и исследования, посвященные различной проблематике харьковской милиции 1917-1930 годов, автором которых является Игорь Дмитриевич Коцан.

Но, как ни парадоксально, белых пятен истории харьковской милиции не становится меньше. Моя многолетняя практика работы с документами в Харьковском областном архиве убедительно доказывает тот факт, что все самое интересное находится совершенно неожиданно и там, где меньше всего этого ожидаешь. Так случилось и в этот раз. Работа с описями фонда П.10 (Харьковский областной филиал Института истории партии) периода 1922-1939 годов никаких открытий совершенно не предвещала. Среди 1184 единиц хранения на глаза случайно попалось дело «И. С. Крохин. Воспоминания о борьбе с бандитами в 1920 году». Стало интересно, и документ я этот заказал.

В самом начале на двух с половиной страницах текста действительно оказались мемуары некоего И. С. Крохина, который, будучи агентом войсковой агентурной разведки (ВЧКА), под видом сапожника нашел в 1920 году месторасположение банды бесчинствовавшей в окрестностях села Гуляйполе (сейчас находится в Нововодолажском районе Харьковской области), а также установил ее численность. Скажу честно — ничего особо интересного там не было.

Лист №8 содержал куда более интригующую информацию:

«29 апреля 1926 года.

Уважаемые товарищи!

Истпарт ЦК ВКП(б) посылает Вам при этом отрывок воспоминаний т. Мельникова, касающийся Харькова. Воспоминания не проверены».

Признаюсь честно и откровенно: сколько бы я не искал, установить, кто такой этот товарищ Мельников, мне так, к сожалению, и не удалось. Коллеги, которым посчастливилось держать в руках уникальную книгу «Красный страж», о которой я писал выше, рассказали, что Мельников упоминается там, но на нем они внимания не акцентировали. Вполне вероятно, что пребывал он в нашем городе достаточно недолго и на момент 1926 года был еще жив. Был ли опубликован где-то еще отрывок воспоминаний, касающихся Харькова, мне неизвестно. Однако уточнение о непроверенности воспоминаний указывает нам на то, что приведенный ниже текст цензуру не проходил и размещен в архивном деле, так сказать, в чистом виде. Для истории харьковской милиции фрагмент воспоминаний Мельникова представляет немалый интерес, ведь там автор рассказывает честно о ее «рождении». Да и текстов воспоминаний харьковских милиционеров 1920 годов не так уж много. По этой причине возьму на себя смелость впервые разместить его полностью специально для «Альфа-Омега».

«Укр. ЦК РКП/Б/ для подавления банд «Махно» и организации милиции как уже специалист.

В этот период времени 1920 года Махновщина (бандитизм), которые были и являлись для класса трудящихся вредными и опасными врагами революции.

ХАРЬКОВСКАЯ ГУБЕРНИЯ

(Украинская Республика)

7-го сентября 1920 года приступлено было к организации Сов. Раб. Кр. Милиции в пределах Украинской Сов. Республики и был назначен Начальником Харьковской Губ. Сов. Раб. Кр. Милиции. Махновщина свирепствовала во всех уездных городах и самом губернском городе Харькове.

Милиция находилась в самых отрицательных явлениях и не на должной высоте — было полное разложение: разгильдяйство, мародерство, хулиганство, взяточничество, пьянство, и полиция, находящаяся в рядах милиции, определенным образом терроризировала ряды милиции. Первым долгом из рядов милиции были немедленно удалены, арестованы, и как вредные и опасные враги трудового народа расстреляны:

  1. Секретарь Харьковской гормилиции — Фокин.
  2. Начальник Богодуховской милиции — Гарбуз.
  3. Начальник 10 района Харьковской милиции — Писарев.
  4. Старший помощник начальника Харьковской городской милиции Меньшов и другие.

После расстрела и оглашения по всей губернии о недопустимости в рядах милиции такого элемента, с которыми буду поступать также включительно до расстрела. (Такой элемент нежелательный для Сов. Раб. Власти).

В порядке боевого приказа было приказано удалить из рядов милиции как вредных и опасных врагов Революции в течение трех дней: жандармов, всех полицейских Державной варты, государственной стражи, а также служащих в антисоветских учреждениях.

Милиция вступила в эпоху упорной борьбы с бандами Махно из мобилизованных и прибывших с севера на Украину, вне всякой очереди и в срочном порядке был организован под моим непосредственным руководством эскадрон конной милиции из отобранных и вполне надежных и преданных делу Революции.

Сов. Раб. Кр. Милиция принимала активное участие в подавлении восстания банд Махно и в особенности милиция несла разведку, главным образом банды оперировали в Чугуевском уезде, банды обнаглели до того, что нападали на отдельные части Сов. Милиции и производили «экзекуцию», для наглядности собирая целые общества селян и производили погромные речи — бей коммунистов и комиссаров. При посылке милиции для подавления банд были ожесточены, в плен не брали и мстили за расстрелы, убийства наших советских милиционеров. Шла обоюдная борьба с преодолением, конечно, Сов. Раб. Кр. Милиции. Впоследствии милиция делала поражение и выгоняла банды из пределов Харьковской губернии. Члены РКП почти все без исключения были мобилизованы в ряды для подавления восстания банд.

Уголовно-розыскной аппарат.

В особенности слабо была поставлена розыскная часть, которая находилась в самых скверных и тяжелых условиях, главным образом продуктивность в работе абсолютно отсутствовала:

  1. отсутствовали в угрозыске сознательные, энергичные и преданные делу Революции, а также знакомые с постановкой сыска опытные товарищи,
  2. отсутствие оружия и обмундирования,
  3. несвоевременная выплата жалования и т.п.

Преодолевая все вышеуказанные препятствия и организовывая милицию всех родов, она была укомплектована и организована, а также подавлены и ликвидированы банды Махно.

С такими трудностями и препятствиями пришлось преодолеть все восстания, которые были во всех уездах Харьковской губернии. Могу смело заявить, что милиция Харьковской губернии доблестно выполняла свои задания, возложенные на нее Сов. Раб. Кр. Правительством.

21/IV-1927 года».

Как видим из текста, эти воспоминания написаны крайне лаконично и по делу, человеком, привыкшим больше к решительным действиям, а не красноречивому витиеватому слогу. Но в то крайне непростое время именно такие люди были на вес золота. Ведь благодаря их воспоминаниям мы можем узнать, в каких сложных условиях зарождалась и формировалась милиция в нашем любимом городе.