История о штрафе за фотографирование солдат в 1914 году

Тема “Харьков в годы Первой мировой войны” является одной из моих самых любимых. Чего только нет в делах, хранящихся в Государственном Архиве Харьковской Области на эту тему! И многочисленные доносы жителей нашего города в полицию на своих соседей из серии “мне кажется, что мой сосед – германский шпион, присмотритесь к нему, пожалуйста“. И судебные дела, связанные с различными махинациями чиновников на закупке военного обмундирования. И документы о слежке или поимке агентов вражеских спецслужб. И дела на тему жестокого обращения с военнопленными. В общем, документы 1914-1917 годов – это просто неиссякаемая сокровищница информации. Но сегодня я хотел бы рассказать об одной крайне любопытной истории, все детали которой подробно описаны в деле секретного отделения канцелярии Харьковского губернатора.

Как известно, после убийства 28 июня 1914 года сербским студентом Гаврилой Принципом в Сараево наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда, мир замер в преддверии неизбежной Великой войны.

В своем протоколе от 20 июля 1914 года дежурный при управлении 1 участка города Харькова Пархомюк указывал: “…сего числа при записке дежурного по 124 пехотному Воронежскому полку был доставлен в участок неизвестного звания молодой человек с фотографическим аппаратом. Задержанный по распоряжению генерал-майора Гаврилова как занимающийся фотографическими снимками нижних чинов на улице против казарм 124 пехотного Воронежского полка.

Молодой человек назвался крестьянином Чугуевской волости Змиевского уезда Никитой Архиповичем Меренским, живущим по Молчановскому переулку №19, который объяснил, что сего числа он ходил по Старо Московской улице и предлагал желающим снятся на минутной ферротипной фотографии, в том числе снимал и солдат по 20 копеек за карточку, которую тут же вручал заказавшему. Аппарат принадлежит его хозяину Ивану Михайловичу Довбне, живущему по Молчановскому переулку № 19, у которого он служит, и разрешения он для снимков на улице не имеет, для снимков картин солдат никакого злого умысла не имеет”.

В тот же день было принято постановление:

На следующий день в записке дежурного 124 Воронежского полка – приставу 1 участка города Харькова указывалось:

При сем перепровождаю фотографа, занимающегося снимками на улице нижних чинов. Прошу установить личность. Арестован по приказу генерал-майора Гаврилова“.

А уже 31 июля Харьковскому губернатору Полицмейстером нашего города был представлен рапорт, из которого мы узнаем, что 17 летний крестьянин Никита Маренский разрешения на фотографирование нижних чинов не имеет.

1 августа 1914 Германия объявила войну Российской Империи. Началась Первая Мировая война. Только 12 августа Харьковский губернатор, рассмотрев обстоятельства дела о крестьянине Чугуевской волости Змиевского уезда Никите Архиповиче Меренском, постановил: “На основании § 38-го обязательных постановлений, изданных для жителей города Харькова и Харьковской губернии 27 июля 1914 года, за действия, возбуждающие общественную тревогу среди населения, подвергнуть названного Меренского штрафу в размере 50 рублей с заменою в случае неуплаты арестом на 20 дней.

Однако, когда 19 сентября околоточный надзиратель 5 околотка 2 участка города Харькова по поручению пристава прибыл в дом, где по сведениям проживал Меренский, подсудимого там не оказалось. Более того, после расспросов жильцов выяснилось, что Меренский выехал из нашего города в неизвестном направлении, о чем сразу же было доложено околоточным надзирателем в Змиевское Уездное Полицейское Управление.

Как следует из дальнейших рапортов уездных полицейских розыск Меренского по возможным адресам в ноябре месяце результатов не дал никаких.

И только в феврале 1915 года полиции удалось выяснить, что разыскиваемый находится в Курске.

В тот же день из Харьковского сыскного отделения в Курское городское полицейское управление был отправлен запрос.

Однако и там найти Меренского не удалось. И только 7 июня 1915 г. в 8 часов утра неуловимый Меренский был задержан в Харькове. Очень жаль, правда, что в архивном деле на эту тему не написано никаких подробностей. После своего ареста подсудимый честно написал о том, что штраф в размере 50 рублей он уплатить не может за неимением денег.

Окончание же этой истории просто прекрасно. Пристав 1 участка города Харькова 24 июня 1915 г. писал в управление Харьковского Полицмейстера следующее: “Доношу управлению Господина Харьковского полицмейстера, что Меренский, как отбывший по настоящему постановлению более половины наказания, мною освобожден от дальнейшего ареста сего числа на основании предписания от сего числа за №2013 в виду предстоящего высокоторжественного дня Тезоименитства (именин) ЕЕ Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны.

Так что различные интересные законы об амнистии были и 100 лет тому назад. Хотя, если честно, я крайне удивлен тому факту, что денежный штраф и срок заключения неуловимому фото бегуну так и не увеличили.