Немного о юридических изданиях 1912-1913 годов

Как известно, профессиональные периодические издания являются ценнейшим источником актуальной научной и практической информации в какой-либо конкретной предметной области. На их страницах освещаются различные новшества, описываются инновационные методы, отражаются интересные дискуссии и опыт работы, поднимаются проблемы, актуальные для той или иной сферы. В силу этого различных юридических газет и журналов в наше время существует множество. Однако не менее интересно, что же читали и о чем писали все те, кто посвятил себя служению Фемиде и в XIX – начале ХХ века.

По причине того, что часть Украинских земель находилась в то время в составе Российской Империи, юристы из Харькова, Киева, Одессы выписывали себе и покупали всевозможные “Юридические газеты” и “Вестники права”, издававшиеся, например, в Санкт-Петербурге. Таких источников юридической мысли тогда было немало. Было даже отдельное, единственное в своем роде, издание для женщин-юристов – “Вестник Высших женских юридических курсов в Москве”, выходивший с 1907 по 1908 годы.

Каждое из таких изданий ценно и интересно для нас. Но начать бы мне хотелось сегодня все же с небольшого обзора, посвященного “Журналу уголовного права и процесса”, который издавался при Русской группе Международного союза криминалистов в 1912-1913 годах. Сама организация (Международный союз криминалистов) появилась в 1889 году. Основателями ее были известные на весь мир ученые-юристы — профессора Лист, Принс и Ван-Гамель.

Центральными органами Союза являлись:

  • международные конгрессы (съезды), которых за период с 1889 по 1913 годы было проведено 12;
  • центральное бюро, в которое входили восемь представителей “главнейших” стран.

По данным, которые приводит в своей книге “Международные съезды по вопросам уголовного права за десять лет (1905-1915)” известнейший учёный-юрист Павел Исаакович Люблинский, по состоянию на 1908 год в Союзе насчитывалась 1227 члена. Наиболее многочисленными были следующие национальные группы:

  • германская – 339;
  • австрийская – 284;
  • русская (имеются в виду представители Российской Империи) – 269;

В 1912 году ситуация по национальным группам была уже совершенно другой:

  • русская группа – 405;
  • германская группа – 315.

Безусловно, не представляется возможным в рамках одной статьи подробно написать о всей деятельности Союза и его крайне интересной истории. Однако важно отметить, что если еще в начале 1890-х гг. Союз представлял собой небольшую группу научных единомышленников, то в течение четверти века он сумел уже сосредоточить вокруг себя все наиболее активные силы криминалистики. Именно эти прогрессивные умы и являлись творцами выходившего на протяжении 2 лет (с 1912 по 1913 годы) раз в квартал “Журнала уголовного права и процесса“.

Каждый из 8 номеров издания содержал в себе от 4 до 5 постоянных рубрик, например, “Вопросы текущей жизни” или “Судебная практика“. В рубрике “Библиографии” можно было прочесть обзоры и рецензии на различные издания. Например, в № 2 за 1912 год на стр. 235-238 был помещен список из более чем 50 журналов, посвященных уголовному праву и издаваемых в 13 странах. В № 4 за тот же год можно было ознакомится с библиографическим указателем по вопросам уголовного права, состоявшим из 67 работ. А “Библиографический указатель по уголовному уложению 22 марта 1903 года” в № 4 за 1913 год, составленный студентами Исиченко и Малкиным под редакцией П.И. Люблинскаго, включал в себя всего 336 работ на самую различную тематику, среди которых в том числе были и такие как смертная казнь, досрочное освобождение, нищенство, поединки (дуэли) и похищения.

Размещались в журнале также и переводы иностранных материалов. Например:

  • “VII международный конгресс уголовной антропологии, состоявшийся в Кельне 9-13 октября 1911” – перевод статьи из RevuedeDroitPenaletde Criminologie.Novembre.1911.Bruxelles.
  • “Современная тюрьма и ее влияние. Открытое письмо Обществу арестанта №1776” (перевод с английского).

Практически в каждом номере издания присутствовали материалы на темы:

  • “Положения, извлеченные из решений Сената”.
  • “Процессуальные вопросы в практике Сената”.
  • “Положения, извлеченные из решений Главного Военного Суда”.
  • “Уголовное законодательство”.

Авторство части из этих статей, кстати, принадлежит прекрасному юристу и уроженцу горда Киева – Евгению Михайловичу Кулишеру. Сегодня немало людей знают это славное имя. Именно Кулишер является автором термина “перемещенные лица”,  также Кулишер одним из первых стал заниматься документированием лиц, погибших во время Холокоста. Кроме этого, в “Журнале уголовного права и процесса” была опубликована крайне интересная речь Кулишера, произнесенная 29 марта 1912 года под названием “Диккенс как криминалист“. Хотя в самом начале ее автор честно признается, что “Формальная связь Диккенса с царством юстиции ничтожна“.

Но лучше всего о значимости “Журнала уголовного права и процесса” как для своего, так и для нашего времени смогут рассказать нам имена его авторов и тематика их исследований. Итак, хотя бы вкратце.

А.И. Зак в своей статье “Кинематограф и детская преступность” затрагивает крайне актуальную тему, указывая, что “масса детских преступлений и проступков вроде краж и попрошайничества совершается сейчас, чтобы попасть в электрический театр” и приводит немало случаев преступлений по данной проблематике. Криминолог и специалист по уголовно-исполнительному праву М. Н. Гернет в работе “Преступность и профессия” исследует преступность среди лиц, занятых различными профессиями. А В.Н. Огранович указывает в своей работе “Новый отдел русской уголовной статистики” следующее: “В нашей уголовной статистике до самого последнего времени не регистрировалось вовсе число дел, прекращенных в виду признания обвиняемых душевнобольными. А между тем, эти сведения очень важны для заключений о влиянии индивидуального фактора на преступность…”

Ю.Я.Хейфрицв в своей статье “Осужденные в России” сравнивает количество осужденных в Российской Империи с аналогичными данными в других странах. Большие таблицы по годам: с 1882 по 1911, возраст, пол, таблицы о смертности в местах заключения, таблицы по годам осужденных за повторные преступления.

Уже знакомый нам выдающийся учёный-юрист Павел Исаакович Люблинский в разное время публикует в журнале такие свои работы:

  • “Смертная казнь в Северной Америке” (Где приводит много таблиц и статистических данных по США).
  • “Возрождение Мирового Суда” (посвящено закону от 15 июня 1912).
  • “Парижское совещание центрального бюро союза криминалистов”.
  • “Памяти Д.А.Дриля”.
  • “Условное освобождение и неопределенные приговоры Северной Америке” (Как обычно в работе много таблиц. А также на страницах 51-54 Люблинским помещен в качестве приложения перевод текста Закона “О неопределенных переговорах”, принятого в штате Миннесота в 1911 году.

Некто Б.Р. (в журнале у ряда авторов фамилии не указаны) в рубрике “Дело Бейлиса и вознаграждение невинно к суду привлеченных” поднимает крайне важную проблему, что оправдание Бейлиса ставит вопрос перед властью о государственном вознаграждении лиц, невинно привлеченных к суду. С учетом того, что в Российской Империи в то время подобного не было, автор приводит примеры из Западной Европы.

Вячеслав Новиков анализирует “Новое японское военное уложение“.

А в докладе, представленном Общему собранию русской группы Союза криминалистов, ответственный редактор затрагивает злободневную и в наше время тему, указывая на то, что “Фигура ответственного редактора одна из самых популярных… Несмотря на то, что за 1905-1908 годы сотни ответственных редакторов были отправлены в тюрьму и крепость как учинители преступной печати, конструкция понятия ответственного редактора не привлекла внимания ни юристов практиков, ни теоретиков. И хотя эта конструкция необходима для правильного распределения ответственности между всеми участниками преступления печати, наша судебная практика обошла этот вопрос…

В унисон с ним идут работы на подобную тематику:

  • Н.Н.Розина “Суд по делам печати”, где автор обращает внимание на значение прессы как фактора и выразителя общественного мнения, а также анализирует законодательство европейских стран.
  • Г.Н.Штильмана “Общая конструкция ответственности за преступления периодической печати”.
  • Г.Н.Штильмана “Ответственность за преступления периодической печати”.
  • Н.Н.Полянского “Лица, ответственные за преступления печати”.

Издатель журнала Владимир Дмитриевич Набоков публикует свой доклад на конгрессе международного союза криминалистов в Копенгагене под названием “Меры социальной защиты против рецидивистов” и затрагивает тему “опасного состояния“.

Не обходят данную проблематику и С.П.Ордынский “К методологии опасного состояния преступника“, а также А.А.Жиленко “К вопросу о мерах социальной защиты в отношении опасных преступников“.

Тематика тюрем отображена в исследованиях специалиста по уголовному праву Михаила Михайловича Исаева:

  • Русская тюремная хроника за 1911 год”.
  • “Общая тюремная инструкция” (Напечатана в “Тюремном вестнике” а также выпущена отдельным изданием).
  • “Тюремное ведомство в эпоху обновленного строя”.

В исследовании “Шведские тюрьмы” автор указывает на то, что в области тюрьмоведения небольшие западноевропейские государства имеют значительные преимущества перед великими мировыми державами. Крайне интересно то, что Исаев анализировал опыт других стран. Ведь летом 1911 года он посетил Швецию и Данию, где лично осмотрел некоторые тюрьмы.

Также невозможно не отметить необыкновенно интересное исследование прекрасного юриста и криминалиста Валериана Николаевича Ширяева под названием “О наказуемости лиходательства”. В нем автор пишет: “В апреле прошлого года министерством юстиции был внесен в Государственную Думу законопроект о наказуемости лиходательства, который, хотя и не создает нового преступного деяния в строгом смысле этого слова, тем не менее значительно расширяет область наказуемого. До сих пор ничего неизвестно о дальнейшей судьбе этого законопроекта…Но, не смотря на эту, весьма вероятную отсрочку, превращение проекта в действующий закон представляется несомненно интересным выяснить, насколько эта перемена прежней системы безнаказанности лиходательства отвечает требованиям здоровой уголовной практике вообще, и насколько удовлетворительно намечено в проекте выполнение этих требований. Обзор западноевропейского законодательства и историческая справка из нашего прошлого помогут нам разобраться в обоих из поставленных вопросов.”

В общем, это далеко не все имена и темы. Но была среди авторов “Журнала уголовного права и процесса” и одна женщина. Все 4 материала ее авторства подписаны как – Елена Г-гь. Проблематика у них весьма различна. Так, в работе “Из жизни и опыта Киевского патроната” речь идет о возникшем в 1909 году Киевском обществе Патроната. Указывается, что “Значительным тормозом по пути его деятельности с первых же шагов явились равнодушие и индифферентность местного общества. Идея Патроната, оказалась для большинства новой и чуждой… Раздача помощи деньгами и натурой выходящим из заключения представлялась единственным моментом, характеризующим сущность патроната, новое учреждение ошибочно отождествлялось таким образом с прочими филантропическими учреждениям, не возбуждало со стороны общества ни исключительного внимания, ни особого интереса на которые, казалось, оно вправе рассчитывать. Напротив, оно встречало даже некоторое недоверие и недоумение: дело помощи людям отверженным, нарушившим закон, злодеям, казалось и ненужным, и не справедливым по отношению к тем филантропическим занятиям, которые ведали поддержку честных бедняков“. Далее приводятся данные по оказанию помощи, количестве бесплатных обедов, а также помощи в трудоустройстве.

Реформе французского уголовного процесса посвящена вторая статья. Не менее интересна и третья работа Елены, размещенная в №1 за 1913 год под названием “Борьба с порнографией”.

Последний же ее текст опубликованный в журнале, назывался “Влияние прессы на преступность“. Но, повторюсь, подпись “Елена Г-гь” мало кому что скажет о авторе. В ходе дальнейшей работы мне все же удалось установить полное имя. Единственной женщиной, писавшей для журнала, оказалась Елена Абрамовна Гальперина-Гинзбург (1884, Таврическая губерния – 1922, Берлин), известная как одна из первых женщин-юристов в Российской Империи. В 1904 – 1907 изучала юриспруденцию в Эколь де Друа (Париж). Затем была допущена к экзамену на получение адвокатской практики в Харькове, однако разрешения не получила. Позднее Елена Абрамовна обосновалась в Киеве, где посвятила себя журналистике и общественной деятельности, став, в том числе, членом-основателем “Лиги защиты детства“. В документе “Список членов русской группы международного союза криминалистов на 1 января 1914” Елена Абрамовна указана под №57.

Были в том списке, кстати, и юристы из Харькова, но о них я обязательно напишу в другой раз.